Сегодня: г.

Москва и Минск схватились в беспощадной коммунально-политической потасовке за нефть

Москва и Минск схватились в беспощадной коммунально-политической потасовке за нефть

Конец 2019-го и первые дни наступившего года ознаменовались оглушительным и одновременным треском экономической, политической и военной основ так называемого Союзного государства. Давно разрекламированные как братские, отношения между Минском и Москвой на глазах обретают характер неприличной коммунальной свары в худшем понимании этого выражения. И давно уже невозможно понять, кто первым начал новую драку: Белоруссия или Россия? Бесспорно одно — в приличном обществе так себя вести не принято нигде.

В декабрьском интервью радиостанции «Эхо Москвы» президент РБ Александр Лукашенко сформулировал происходящее кратко, но исчерпывающе точно: «Мы начинаем собачиться. Так это же моя жизнь сегодня». Возьмем лишь исключительно свежие сводки с этого недавно возникшего фронта.

С самого первого дня нового года, с 1 января, внезапно для многих вдруг пересохли российские трубы, по которым углеводородное сырье со времен СССР доставлялось на белорусские нефтеперерабатывающие заводы «Нафтан» и Мозырский. Анонимный представитель одного из этих заводов сообщил журналистам: «Мы работаем со сниженной загрузкой на остатках сырья, которое было накоплено в декабре. Контракты на поставку нефти по-прежнему не заключены, поставки отсутствуют с 1 января».

Согласно заявлению нашей «Транснефти», пока еще в полном объеме осуществляется перекачка нефти в Европу по российскому нефтепроводу «Дружба». Но надолго ли это? Ведь на днях в том самом интервью «Эху Москвы» строптивый «Батька» заявил весьма недвусмысленно: если не удастся нормально договориться с Москвой по нефти, для ее альтернативных поставок реверсом на два белорусских НПЗ будут заняты две из трех труб нефтепровода «Дружба», по которым пока гонит свои углеводороды в Европу Россия.

Грозное для Москвы предупреждение прозвучало крайне самоуверенно и возмутительно авторитарно: «Россия поставляет под 70 млн тонн по этим трубам на премиальный западный рынок. Если я заберу две трубы, у нее останется где-то 20 млн тонн. И я задаю вопрос: вы зачем меня загоняете в решение вопроса таким образом? Я этого не хочу».

Таким образом, едва успев устранить угрозу катастрофического сокращения поставок российского природного газа через Украину, европейцы в разгар зимы могут столкнуться с новой и еще более грозной экономической бедой. Теперь к ним по указанию закусившего удила «Батьки» может мгновенно и очень существенно уменьшиться поток нефти через Белоруссию. И, что характерно: под непрекращающиеся рассуждения об исключительно братских отношениях между двумя народами, давно решивших стать союзниками. В свете происходящего, так и тянет сказать — заклятыми союзниками.

Что, собственно, происходит? А вот что. Похоже, Владимиру Путину надоело делать вид, что формально созданное в апреле 1997 года Союзное государство действительно существует и будто бы даже развивается. 19 декабря 2019 года президент РФ констатировал, что идея объединения РФ и РБ была правильной, но 90 процентов решений по ее воплощению в жизнь остались нереализованными.

Нетрудно догадаться, что именно подразумевал в тот день Путин. Напомню: Союзным договором, подписанным и Москвой, и Минском, предусмотрено создание единого парламента, единого Совмина, единых суда, Счетной палаты, единой валюты и единого эмиссионного центра. Где все это? Даже разговоров давно нет. Кроме как на московских и минских кухнях.

За минувшую почти четверть века дело свелось, главным образом, к приятным и односторонним экономическим преференциям нашим соседям со стороны России. К которым, естественно, в Минске давно привыкли. Например, к ежегодной «перетаможке» 6 миллионов тонн российской нефти, что приносила в белорусский бюджет сотни миллионов долларов. К льготным ценам на топливо, потребляемого самой Белоруссией. К сравнительно дешевой нефти, получаемой от Москвы, а затем переработанной в бензин на местных НПЗ и проданной на Запад уже по мировым ценам.

Естественно, все это «Батьке» хочется сохранять подольше. А совместные политические преобразования, без которых никакое Союзное государство немыслимо в принципе, незаметно смести веничком куда-нибудь в самый темный уголок переговорного зала.

Абсолютно понятно и чего больше всего опасается Лукашенко. Единая валюта — это российский рубль и ничего более. Никто ведь в Москве не станет ради одной только Белоруссии, экономика который примерно в 30 раз меньше нашей, придумывать несуществующее пока «братскосоюзное» платежное средство. И все эмиссионные права в таком случае останутся только у ЦБ РФ. Экономическое поглощение соседней страны, таким образом, окажется делом нескольких лет.

Предельно цинично и предельно откровенно сформировавшуюся к 2020 году точку зрения российского руководства на перспективы Союзного государства на днях сформулировал лидер ЛДПР Владимир Жириновский: «Они (в Минске — „СП“) хотят газ по цене Смоленска. Тогда станьте как Смоленск. Но не одной маленькой областью, а шесть областей. Это может быть федеральный округ — Западный федеральный округ».

Но подобное превращение РБ «в Смоленск» — неминучая политическая смерть и для самого «Батьки», и для сложившейся вокруг него в Минске элиты. Понятно, что против подобной перспективы там намерены драться до последней капли не своей крови.

Пока что суровая реальность для наших как бы союзников такова. На 2020−2021 годы Россия требует от Минска за газ по 152 доллара за каждую тысячу кубометров. Но в 2019-м то было всего по 127 долларов! То есть — для всех остальных в Европе цена «голубого топлива» падает. И только для наших союзников растет.

Объяснения этой странности 30 и 31 декабря Лукашенко дважды пытался получить от Путина в ходе напряженных телефонных переговоров. Как следует из дальнейших событий — безрезультатно. Настало время ответных ударов Минска по интересам Москвы.

Скорее всего, от экспроприации Белоруссией российского трубопровода «Дружба» дело все же не дойдет. Потому что вставшему в соответствующую политическую позицию Лукашенко серьезные осложнения с Западом теперь тем более ни к чему. Но своим министрам президент РБ велел продумать схему доставки нефти на угасающие белорусские НПЗ железнодорожными цистернами из прибалтийских портов. Возможно, это обойдется даже дороже, чем платить Москве запрошенные ею на 2020 год деньги. Но на войне — как на войне!

Далее. 31 декабря, как только телефонные переговоры Лукашенко и Путина провалились, Министерство обороны Белоруссии обратилось к своим российским коллегам с заявлением «об отсутствии интереса предоставлять России размещение военных баз на территории страны». По заявлению пресс-службы белорусского оборонного ведомства, в 2020 году России придётся «заинтересовать» Минск для продления сроков размещения российских военных объектов.

Ну, про российские военные базы — это от лукавого. Нет таковых на территории наших соседей. И никогда не было.

Давнее, сделанное еще в 2015 году министром обороны РФ Сергеем Шойгу, предложение о создании в Белоруссии базы для нашей истребительной авиации давно и с плохо скрытым презрением отвергнуто Минском на всех уровнях. А ничего другого в той стране и нет. Потому что российские 43-й зональный узел связи ВМФ РФ в 7 километрах от города Вилейка в Минской области и 474-й отдельный радиотехнический узел (иными словами — дециметровая РЛС «Волга» нашей Системы предупреждения о ракетном нападении) в 48 километрах юго-восточнее города Барановичи Брестской области статуса военных баз никогда не имели. Просто — достаточно крупные технические военные объекты российских Вооруженных сил. И только.

Да, по обоюдной договоренности Москва все минувшие годы за них ни копейки не заплатила Минску. Потому что Белоруссия передала их нам в безвозмездное пользование на 25 лет без оплаты за каналы связи и «без взимания всех видов налогов, кроме налогов, связанных с хозяйственной деятельностью».

На днях Лукашенко обнародовал подготовленную в недрах его аппарата справку о том, сколько потеряла страна от этого решения. Оказалось, только с 2011 по 2019 года — 120 миллионов долларов. Хотя сам факт подобных подсчетов выглядит сомнительным. Во-первых, никаких межгосударственных переговоров на сей счет никто не проводил. Стало быть, неясна и исходная цена аренды квадратного метра территории Белоруссии.

Во-вторых, если уж переходить к столь склочной арифметике, то почему бы Минску не вспомнить, что в обмен на договоренности о бесплатной аренде Россия списала белорусской стороне 900 миллионов долларов долга за энергоносители? А еще — обязалась предоставлять на безвозмездной основе свои военные полигоны для проведения учебных стрельб и информацию о ракетно-космической обстановке?

Впрочем, что уж теперь?.. Хотя никаких денег на указанные объекты Лукашенко все равно не светят. Прежде всего, потому, что РЛС «Волга», которая из-под Барановичей контролирует районы патрулирования атомных подводных лодок НАТО в Северной Атлантике и в Норвежском море, с недавних пор не так уж нам и нужна. Мы заранее подготовились к подобному демаршу политически ветреного «Батьки». И еще в 2014 году под поселком Пионерский в Калининградской области за 4,4 миллиарда рублей построили куда более совершенную надгоризонтную РЛС «Воронеж» с дальностью «зрения» в 6000 километров. Сектор ее обзора полностью перекрывает тот, что у стареющей «Волги». Стало быть, «Волгу» проще закрыть, чем начинать платить за ее работу Минску.

С узлом связи ВМФ под Вилейками посложнее. Там на площади в 650 гектаров с 1964 года действует российская сверхдлинноволновая радиостанция «Антей» с передатчиком мощностью 1 тысяча кВт. Она обеспечивает связь Главного штаба ВМФ с боевыми кораблями и атомными подводными лодками, несущими дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов на расстоянии свыше 10 тысяч километров. Другой такой у нас, насколько известно, пока нет.

Тогда получается, что Россию союзники могут заставить впредь платить лишь за работу «Антея». Но и в этом случае речь наверняка пойдет не о реальных долларах, а о банальном взаимозачете (или о военно-техническом «бартере»). Белорусское руководство ведь давно просит у Москвы новейшие бронетранспортеры БТР-82А и 122-мм минометные комплексы «Нона-М1».

А еще с осени минувшего года Россия принялась реализовывать контакт на поставку белорусам 12 многоцелевых истребителей Су-30СМ. Первые четыре машины уже в руках у новых хозяев. Теперь им нужны будут запчасти, сервисное обслуживание, текущие ремонты, дорогостоящие комплекты вооружений. Вот все это и можно, видимо, предложить в обмен на продолжение работы российского узла связи под Вилейками.

Но чем бы дело ни закончилось — свара между Москвой и Минском с первых дней нового года уже заварилась серьезнейшая. Было бы странным, если бы этим обстоятельством немедленно не воспользовались наши недоброжелатели. Так они уже на подходе.

Как объявлено в Минске, 4 января 2020 года в столицу Белоруссии с визитом собирался прибыть госсекретарь Соединенных Штатов Марк Помпео. Да, на днях визит отложен и-за резкого обострения ситуации вокруг Ирана и Ирака. Но только отложен, а не отменен. Стало быть, в зияющую пробоину в борту Союзного государства уже хлынули наши общие недоброжелатели.

А в это время

4 января белорусский концерн «Белнефтехим» сообщил о заключении первого в нынешнем году контракта на поставку углеводородного сырья из России без премии к цене. По данным концерна, объем ожидающегося к поставке сырья обеспечит безостановочную работу белорусских нефтеперерабатывающих заводов. Но — пока лишь в январе 2020 года.

Таким образом в разгорающемся конфликте между союзниками речь может идти только о временной передышке а не хотя бы о перемирии.

© 2020, Свежие новости. Все права защищены.

 
Статья прочитана раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

bestpin@mksat.net